Полеты на параплане в Крыму
и в Коктебеле

Клуб парапланеризма Skif

Заказать полет:

+7 (978) 700-80-85

flyнаш@paraskifадрес.com

Секреты Суханека о маршрутных полетахИнтервью Дениса Пейджена

Не поговорить ли нам теперь о маршрутных полетах, Томас? Здесь ключ к успеху — умение найти очередной термик. Каким вам видится это искусство?

В общем то я руководствуюсь классическими признаками. Находясь ближе к облаку, чем к земле я ищу индикаторы среди облаков. Ближе к земле, стараюсь найти источники термиков на рельефе. Разумеется, в обоих случаях я ищу и там и там, но чем я выше, тем больше я читаю облака и наоборот. Я ищу потенциальные источники, постоянно применяя свою теорию. Ищу наилучшую комбинацию рельефа и метео для наивысшей вероятности термика.

Что конкретно Вы ищете, читая облака?

Ну, опять-таки все те же классические признаки как острота краев, вертикальное развитие, плоские и темные подошвы, наветренная сторона, освещенная сторона и т. п. Каждое облако — это повесть, и можно научиться ее читать. Верхушка рассказывает о направлении ветра, а ветер может влиять на местоположение лифта относительно облака. Обычно я сперва смотрю на наветренную сторону. Ищу четко очерченный край и область сильного вертикального развития.

Очень важно представлять процесс развития облака. В один день лифт слабый и непродолжительный, а облака еще стоят, поскольку на их высоте воздух влажный. В другой день лифт продолжительный, а облака быстро исчезают так, как воздух сухой и они испаряются. В сырую погоду облака менее надежны, а в сухие до них труднее добраться: так быстро они формируются и исчезают. Вот такой вот расклад.

Как правило, в один конкретный день все облака похожи, так что я наблюдаю и изучаю жизненный цикл одного из них. Затем, уже в воздухе я четко представляю все на три шага вперед. Я знаю, что я буду делать задолго до того, как выработаю термик.
Знание метеорологии не заменишь ничем. Оно помогает понимать природу облаков, температурные слои и воздушные потоки.

А что Вы ищете на земле?

Опять таки все, что дает максимальную вероятность термической активности. Однако самое, пожалуй, важное — постоянно помнить о воздушных потоках на всех уровнях (они зачастую не совпадают). Когда я занимался сплавом на байдарке, я смотрел, как вода обтекает камни и коряги. Это очень полезно для визуализации поведения воздушного потока над холмами и горами. Я всегда стараюсь представить себе ход потока. Это здорово помогает, когда летаешь где-то впервые, быстро разобраться в местных нюансах.

Если конкретно: когда я знаю направление ветра, я ищу наветренные стороны склонов, лесополос, и подветренные стороны темных, сухих полей, автостоянок. Также ищу контрасты, типа границы темной и зеленой областей или край тени от облака. Естественно, я тщательно отслеживаю присутствие птиц, смерчей и других пилотов. Зная ветер, я представляю себе угол наклона термика, основываясь на этих индикаторах.

Другие потенциальные источники или индикаторы термиков лежат в зоне конвергенции, которая может иметь место в результате морского бриза или когда воздух протискивается через узкое пространство или в узкую долину. Вот тут то моя визуализация воздушного потока и приносит дивиденды.

Как то раз вы сели, недолетев до финиша, хотя многие пилоты сделали цель. Мы с облегчением вздохнули, обнаружив, что Вы — тоже человек. Расскажите, что произошло?

Да, я находился с группой пилотов в рваном лифте, где держало не очень хорошо. Впереди я увидел два места, которые должны давать хороший лифт. Я подошел к обоим, но не нашел ничего. Внутренний голос говорил мне, что это — ошибочное решение, но я его не послушался. Это доказывает, что даже высокая вероятность — еще не абсолют. В нашем спорте всегда придется иметь дело с неизвестным, но тем то он и интересен.

Интересное замечание. Давайте о более приятном: летом Вы выступили на чемпионате США и легко выиграли. Мы отметили, что в одном упражнении Вы покинули стаю, державшую курс прямо на финиш. В результате кроме Вас цель сделал только Дэйв Шарп, но ему потребовалось на час больше. Что же Вы там предприняли?

Я увидел очень симпатичную дорогу облаков к северу. Достигнув их, я очень быстро слетал на ППМ и обратно. Затем я перескочил к другой дороге облаков еще севернее, и оттуда с почти попутным ветром добрался до финиша. В том полете я еще одну хитрость использовал: поскольку термик — большая масса, он блокирует ветер. Поэтому легче двигаться против ветра под дорогой облаков, нежели в синеве. Вот при помощи этого приема я и добрался в тот день до финиша.

То есть Вы променяли очевидный термик, в котором находилась вся группа на шанс лучшей дороги облаков. Мы слышали много историй, как Вы направляетесь на стаю, затем огибаете ее и находите гораздо лучший термик рядышком. Как это Вам удается?

Я не избегаю стаю намеренно, но они — всего лишь часть информации, которую я использую для определения своего направления. Иногда я вижу индикаторы лучшего лифта — например, птиц. Птицы почти всегда находятся в наилучшем лифте в округе. Я также стараюсь подойти к стае или термику прямо против ветра или по ветру потому, что если ядер там несколько, они обычно выстраиваются вдоль линии ветра. Опять же, если пилоты обрабатывают несколько ядер термика, иногда можно вычислить направление, в котором может лежать наилучший лифт, оценив, кто из них набирает быстрее.

Если аппараты вытянулись вертикально — вероятно, там только один хороший столб, а если таких групп несколько — почти всегда можно найти столб еще лучше. Стая, возможно, не нашла его, и я стараюсь учесть эту возможность и вероятное местоположение столба, подходя к этому термику.

Здесь нужно упомянуть важную технику, которую я использую для обнаружения термиков: находясь поблизости от ожидаемой термической зоны, я внимательно отслеживаю свой снос. Я наблюдаю снос относительно земли и очень чутко держу ручку, стараясь уловить малейшее изменение в рыскании или боковой раскачке. Высокий термик всасывает в себя воздух, даже высоко над землей. Когда я улавливаю боковой снос, я поворачиваю в строну сноса и в 80 случаях из 100 нахожу термик. Как правило это — хорошие термики, если они могут значительно воздействовать на окружающую воздушную массу.

Зачастую, находясь рядом с термиком, я совершаю планерный маневр и делаю большой квадрат или круг, чтобы найти лучший лифт. Опять таки, я стараюсь подойти против или по ветру, нежели сбоку, увеличивая шанс найти наилучшее ядро.

Резонно. Что Вы думаете о голубых дырах, где лифт, как правило, слаб или отсутствует?

В голубых дырах обычно просаживает, если это не единственные освещенные пятна: в этом случае они иногда могут генерировать термики. Я, по возможности, обхожу их стороной, особенно когда облака работают. Облака обозначают лифт, а голубые разрывы между ними почти всегда значат слабый лифт или минус.

Позвольте мне закончить историей Тони Рамауфа (Австрия), рассказанной несколько лет назад. Ему выпало стартовать сразу за Вами на чемпионате Австралии. Он сообразил, что это — его счастливый день. Сразу со старта он с Вами нашел термик +7. Он знал, что сегодня — его счастливый день. И вдруг он оглянулся, а Вас уже нет! Затем он увидел, как совсем рядом Вы уходите от него, обрабатывая +10. Как это Вам удается?

Не помню деталей, но уверен, что я увидел поблизости индикатор еще лучшего лифта. Скорее всего, это была птица, набирающая быстрее нас. Это — хорошая иллюстрация того, что даже находясь в очень хорошем термике, я не забывал о необходимости максимизации моего набора и продолжал оценивать область в поиске лучшего лифта. Я никогда не успокаиваюсь на достигнутом.


Поделиться в социальных сетях ссылкой с друзьями