Полеты на параплане в Крыму
и в Коктебеле

Клуб парапланеризма Skif

Заказать полет:

+7 (978) 700-80-85

flyнаш@paraskifадрес.com

Крымский планеризмПионеры крымского неба

Разве могли крымчане остаться в стороне от событий, совершавшихся в Коктебеле — в их небе?

Под влиянием сообщений о Первых планерных испытаниях активисты Крымского общества друзей воздушного флота организовали в Симферополе кружок планеристов, который приступил к сооружению планера. Через год в Крыму уже насчитывалось пять планерных кружков, но пока имелось всего два простейших планера.

Под руководством своего руководителя А.Н.Шарапова симферопольские кружковцы построили планер «Первенец». В 1927 году они в Коктебеле совершили на нем наибольшее количество полетов — 275. Через год симферопольцы привезли в Коктебель построенный своими руками планер «Буян» — прекрасный одноместный тренировочный аппарат рекордного типа. Как и «Первенец», новый планер был сконструирован А.Н.Шараповым и В.Н.Верзиловым.

В 1929 году симферопольцы привезли в Коктебель два учебных планера: прошлогоднего «Буяна» и вновь построенного «Кудеяра». Возросшее летное мастерство позволило крымским планеристам достичь высоких результатов, не уступая в парении опытным столичным планеристам. Наградой им стал великолепный подарок — планер Г-6. Так в Симферополе появился первый планер-паритель. Через год симферопольцам был передан в Коктебеле планер С.П.Королева — первый в мире планер, специально сконструированный для выполнения фигур высшего пилотажа.

Симферопольцы продолжали строить свои планеры. В 1930 году на планерных состязаниях в Коктебеле благоприятное впечатление произвел «Фламинго», небольшой и очень легкий планер конструкции Шарапова и Дабахова. Второй планер — тренировочный «Бриз» Шарапова — оказался неплохим парителем. Характерной особенностью «Бриза» была простота конструкции, что позволяло строить его при наличии минимальных материальных средств, а это было особенно важно для периферийных кружков.

В начале тридцатых годов в Симферополе открылась школа планеристов. Руководил школой уже опытный, получивший известность планерист А.Н.Шарапов. 15 мая 1932 года состоялся первый выпуск школы планеристов. Весь выпуск ушел в большую авиацию: из одиннадцати человек, переданных Крымской школе гражданских летчиков, десять стали пилотами.

Веяние красивого и смелого спорта с горы Клементьева долетало и до других городов Крыма — в 1935 году открылась планерная школа при заводе имени Войкова в Керчи. Немало крымчан приобщилось к авиации через Высшую летно-планерную школу в Коктебеле.

Большая авиация Крыма также не осталась в стороне от малой — вторым очагом крымского планеризма стала Качинская школа военных летчиков. В1930 году качинцы участвовали в состязаниях планеристов со своими планерами «Кача» и «Севастопольский». Паритель «Кача» построен инструктором школы В.А.Степанченком, учебный планер «Севастопольский» — братьями Нюхтиковыми. «Севастопольский» оказался в Коктебеле самым маленьким среди других планеров, но «малыш» вынес на своих крыльях немалую учебную нагрузку на горе Клементьева.

Зародившись под влиянием Коктебеля, крымский планеризм, в свою очередь, оказывал влияние на развитие планеризма в стране. Качинский планерист В.А.Степанченок первым из советских планеристов совершил высший пилотаж на планере. Еще в 1930 году Степанченок предложил отбуксировать свой планер «Кача» в Коктебель самолетом, но по каким-то причинам это осуществить не удалось. Через год в Каче ему все же удалось провести первый в СССР опыт буксировки планера самолетом. Этот опыт позволил в 1932 году дать старт первому воздушному поезду из Москвы в Коктебель. И к этому причастен качинец — на буксире за самолетом У-2 летел планер Г-9, пилотируемый В.А.Степанченком.

Специалисты высказывали самые смелые прогнозы практического применения воздушных поездов. Чтобы сделать полеты на планере действительно массовым спортом, Степаченок и предложил использовать буксирный полет. Самолет доставит планер на нужную высоту. После отцепления планера в свободном полете, планерист мог выполнять необходимые эволюции. Эта мысль Степанченка была особенно ценна для местностей, где отсутствовали условия для образования мощных восходящих потоков.

Но, как оказалось, идея Степанченка о воздушных поездах веско проявила себя в годы Великой Отечественной войны. Специально созданные десантные планеры, буксируемые самолетами, доставляли на партизанские базы вооружение, медикаменты, боезапасы, снаряжение и обмундирование. Пилотировали планеры вчерашние «коктебельцы». В мирное время им не раз приходилось садиться на спортивных планерах в сложных условиях. Их довоенный опыт помогал при посадке груженных безмоторных машин на ограниченные площадки в темное время суток. Случалось им, проявляя подлинное искусство владения планером, поднимать воздушный поезд с партизанских лесных аэродромов для эвакуации на Большую землю раненых партизан, женщин и детей. Именно за такую рискованную операцию С.Н.Анохин получил свой первый орден.

Крымским планеристам удалось построить ряд замечательных планеров. Особо следует отметить конструкторский талант В.Н.Верзилова. В начале тридцатых годов он, один из активнейших крымских планеристов, стал военным — служил в Ейском военно-морском авиационном училище, но «закваска» планериста тянула его к безмоторной авиации. В мастерской школы он построил несколько планеров своей конструкции. Именно на его планерах — И.М.Сухомлин на «Сталинце-2» и «Сталинце-4», а В.В.Лисицын на «Сталинце-2 бис» — установили мировые рекорды продолжительности полета. За удачную конструкцию своих планеров, признанных в 1935 году лучшими в мире, В.Н.Верзилов был награжден орденом Красной Звезды.

Читайте также: «Гнездо орлов» — о развитии планеризма в Крыму.


Поделиться в социальных сетях ссылкой с друзьями