Полеты на параплане в Крыму
и в Коктебеле

Клуб парапланеризма Skif

Заказать полет:

+7 (978) 700-80-85

fly@paraskif.com

«Гнездо орлов»Пионеры крымского неба

В Коктебеле получили путевку в небо сотни будущих воздушных асов.

С учебных планеров, отличающихся простотой конструкции, легкостью управления и хорошей устойчивостью, молодые пилоты переходили на планеры-парители, предназначенные для выполнения продолжительных парящих полетов, а с них — на пилотажно-акробатические планеры, на которых можно было выполнять фигуры высшего пилотажа. В процессе такого совершенствования у планериста вырабатывалось чувство машины и скорости, то есть основное, что нужно для овладения самолетом. Поэтому, когда планерист поступал в авиационное училище, у него уже имелся богатый опыт летной работы, и он осваивал самолет в рекордно короткий срок.

Исключительно важную роль в формировании пилотов играла Высшая летно-планерная школа, так как в программу школы входило обучение высшему пилотажу на планере. Она стала академией и университетом жизни для многих планеристов, имена которых золотыми буквами вписаны в летопись советской авиации. Важным фактором, способствующим формированию летных качеств у начинающих планеристов, фактором, присущим только коктебельскому периоду планеризма, было участие на слетах военных летчиков, что определило судьбу многих планеристов — они также стали военными летчиками.

Все эти факторы в сочетании с общенародной заботой о развитии авиации сделало Коктебель настоящей кузницей авиаторов. По праву Коктебель называли в то время «Орлиным гнездом».

Часть «коктебельцев» перешла на самый трудный участок летной работы — стала испытывать новую авиационную технику. Их испытательная карьера началась на горе Клементьева, где они испытывали свои планеры и планеры, построенные другими энтузиастами безмоторного полета. Опыт испытания планеров, практика пилотирования в различных условиях пригодились им при испытаниях самолетов.

В 1925 году на планерных испытаниях одним из лучших оказался планер Ю-1, построенный молодым военным летчиком и начинающим планеристом А.Б.Юмашевым. На горе Клементьева из года в год росло мастерство этого замечательного пилота. Рекордные полеты открыли Юмашеву дорогу в испытатели. Он «учил самолеты летать» вместе с такими легендарными испытателями как М.М.Громов, А.Ф.Анисимов, В.П.Чкалов.

Бывший плотник из Наро-Фоминска П.Г.Головин впервые увидел планер в полете над Узун-Сыртом в 1924 году. А в 1932 году он установил в небе Коктебеля мировой рекорд на планере. Впоследствии Головин стал известным полярным летчиком, Героем Советского Союза, первым из советских летчиков, совершившим полет над Северным полюсом в мае 1937 года. В предвоенные годы полярный летчик полковник П.Г.Головин стал летчиком-испытателем.

Летчик-инструктор Ейского авиационного училища И.М.Сухомлин в 1935 году на слете планеристов побил мировой рекорд продолжительности полета. За высоким достижением последовала высокая награда — орден Ленина. В 1937 году Сухомлин становится в ряды летчиков-испытателей. Его имя более сорока раз встречалось в таблицах мировых достижений, зарегистрированных ФАИ — Международной авиационной федерацией. Ни в одной стране мира нет летчика, который по количеству установленных мировых рекордов мог равняться с Сухомлиным. И счет этим рекордам он открыл в Коктебеле.

Летчиками-испытателями стали М.А.Нюхтиков, В.Л.Расторгуев, И.И.Шелест, В.Ф.Хапов и другие планеристы-«коктебельцы». Но, пожалуй, самыми выдающимися испытателями стали В.А.Степанченок и С.Н.Анохин.
Василий Андреевич Степанченок увлекся планеризмом, когда был инструктором Качинской школы военных летчиков. Там он построил планер-паритель собственной конструкции. Начинающий планерист сам испытал творение своих рук. Через год на планере С.П.Королева «Красная звезда» он стал пионером высшего пилотажа на безмоторном аппарате — выполнил мертвую петлю. На слете Степанченок первым выполнил на планере все фигуры высшего пилотажа, в том числе длительный полет на спине и перевернутый штопор. Эти полеты Степанченка произвели настоящую революцию в планерном спорте.

Сергей Николаевич Анохин начал свою испытательную работу на горе Клементьева: в 1932 году ему поручили проверить поведение планера на максимальной скорости полета. Совершенствуясь в планерном спорте, Анохин овладел и техникой пилотирования самолетом. В профессии летчика-испытателя ему очень пригодилось ценное качество, развитое при испытании планеров, — навыки обращения с новой машиной.

Несмотря на потерю глаза при аварии в испытательном полете, Анохин продолжал работать испытателем. Он — единственный испытатель, который летал на всех типах реактивных самолетов после того, как ему исполнилось пятьдесят лет. „Академик летного дела”, — такую характеристику дал этому человеку легендарной судьбы известный авиаконструктор А.С.Яковлев. И совсем не случайно Герой Советского Союза Анохин стал первым из испытателей Лауреатом государственной премии.

Вряд ли стоит приводить еще примеры того, что истоки летного мастерства многих и многих советских летчиков идут из «Орлиного гнезда». Там, в небе Коктебеля, орлята — молодые планеристы — учились летать, там крепли их крылья, оттуда они начали уверенный орлиный полет в большое небо...

Читайте также: «Не зря здесь летали фанерные птицы»...


Поделиться в социальных сетях ссылкой с друзьями